Итоги 4х лет. Первый фрагмент

29 марта 2012 г.

Тематическое сообщество
«Энергоэффективность и Энергосбережение»

Здравствуйте!

Первый фрагмент обзора итогов 4-х лет политики энергоэффективности в России размещен на портале Тематического сообщества «Энергоэффективность и Энергосбережение».

Тема итогов российской политики энергоэффективности является сквозной для всех направлений деятельности портала и Тематического сообщества. Она требует более длительной подготовки, чем традиционно принята на нашем портале. В силу этого обстоятельства решено начать последовательную публикацию и обсуждение фрагментов этого обзора по мере их подготовки. Одновременно команда портала организует изучение ранее накопленных материалов, в т.ч. архивов профильных конференций, документов и статистики прошлых лет по тематике энергоэффективности и энергетической стратегии. Мы рассчитываем, что сравнение современного и прошлого контента даст картину изменений, произошедших в отношении специалистов к обсуждаемой проблеме, и обозначит смещение акцентов, произошедшее в деятельности по энергосбережению за последние четыре года.

В конце письма приведены некоторые тезисы к будущему обзору. Подчеркиваем, что, как и большинство материалов портала, они не являются окончательными. Мы рассчитываем на их дополнение и уточнение по мере поступления Ваших замечаний, примеров и аргументированных заключений.

Напишите нам, пришлите уже опубликованные или подготовленные к публикации статьи, книги, презентационные материалы или гиперссылки на них. Обратите внимание на следующие вопросы:

  • Что изменилось на рынках оборудования, строительства, услуг?
  • Что изменилось в отношении властей к энергосбережению?
  • Что изменилось в поведении и взглядах людей?
  • Какие проблемы исчезли, какие остались, какие только возникли?

В качестве примера, для изложения своей точки зрения, можно ознакомиться с ответами на эти вопросы Алексея Нестерова, начальника отдела маркетинга и рекламы ООО НПП ЭЛЕКОМ.

С уважением,
Мартынов Александр Сергеевич (модератор Тематического сообщества)
Семикашев Валерий Валерьевич (помощник модератора)

Итоги 4-х лет политики энергоэффективности в России

Очевидным итогом этих четырёх лет стал всеобщий рост внимания к проблеме энергоэффективности, в т.ч. и законодателей. Правовая база реализации ФЗ-261 практически создана. Наибольшие задержки произошли с подготовкой нормативных актов, регулирующих финансовые вопросы. Среди недостатков отмечается отсутствие экологической направленности в нормативной базе и общий приоритет административных методов перед рыночным саморегулированием. Хотя работа начата недавно, уже отмечена необходимость изменений некоторых правовых актов и исправления ошибок, сделанных в части из них. Так цель снижения удельного расхода энергии необходимо формулировать для всего муниципального образования, а не для отдельных учреждений. Это позволит руководству МО решить, на каких учреждениях можно сэкономить больше, а на каких меньше. Аналогичное уточнение необходимо сделать для показателей экономии, которые не должны быть конкретизированы по видам топлива и энергии. Это позволит достигать общей экономии за счет комбинирования разных способов энергоснабжения.

Происходит регресс в части полноценного использования энергии от ТЭЦ. Отработанное тепло ТЭЦ все в больших количествах «вылетает в трубу». Для исправления ситуации тариф на сбросное тепло (это отходы от производства электричества, образно их можно сравнить с картофельными очистками в столовой) - должен быть снижен в 3-4 раза, тогда на этот товар всегда найдутся покупатели и его не придётся выбрасывать, снижая эффективность работы системы. Масштабы потерь энергии, которых можно избежать, направив сбросное тепло на отопление, несопоставимы с экономией, которую по крохам обосновывают энергоаудиторы в массе обследующие школы и детские сады. К сожалению, регуляторы энергетики - ФСТ и РЭК - пока остаются совершенно глухи к такой постановке проблемы, и не проводят назревшей кардинальной реформы тарифного регулирования.

В то же время покончено с порочной практикой назначения штрафов за экономию энергии - и это, конечно же, положительное изменение. Не сбылись прогнозы о росте использования угля для отопления. Претензий к качеству теплоснабжения нет лишь у 50% хозяйств, пользующихся централизованным теплоснабжением и у 82% хозяйств с индивидуальным отоплением. Таким образом, потребители тепла отказываются от центрального отопления не только из-за высокой цены, но и из-за низкого качества.

Повсеместно проводятся энергообследования зданий. Однако отсутствует система сертификации энергоменеджеров, большое количество которых делает неквалифицированные обследования. С другой стороны, в зданиях жилого фонда вполне можно разрешить неприборные энергообследования, а малым потребителям вместо процедуры получения энергопаспортов позволить просто сдавать энергетические декларации.

Положительной динамикой выглядит оснащение потребителей приборами учёта ресурсов (электричество - 99% домохозяйств, в т.ч. 7% - многотарифные счётчики, счётчики газа - 24% домохозяйств, ГВС - 24%, ХВС - 38%, счётчиками тепла пока оснащены лишь 2% домохозяйств). Местами сохраняется практика выставления счетов за потребление без учёта показаний счётчиков.

Российская практика энергосервисных контрактов для бюджетных учреждений фактически была уничтожена после принятия Бюджетного кодекса. Восстановление ЭСКО в России сейчас упирается в серьезные проблемы, связанные с тем, что управление бюджетными зданиями и финансовыми потоками на энергоснабжение осуществляется разными юридическими лицами – контракты на мероприятия по энергосбережению правомочны подписывать одни организации, а финансами (в т.ч. экономией при уменьшении энергопотребления) распоряжаются другие.

Прогресс в области маркировки и классов энергоэффективности приборов пока очень даже скромный. Полностью на люминесцентные лампы перешло только 1,4% домохозяйств. На вопрос о классе энергоэффективности бытовых приборов большинство людей всё ещё отвечает "А чёрт его знает". Запрет на выпуск 100-ваттных ламп успешно обходят лампы мощностью 95 и даже 99 Ватт. Этот пример наглядно иллюстрирует абсурдность решения масштабного вопроса энергоэффективности только административными методами. Меры стимулирования осознанного поведения людей могут включать дополнение маркировки энергоэффективности прибора информацией о стоимости его жизненного цикла. Причём, обязанность по информированию покупателя предлагается возложить на продавца, а не на производителя.

Хуже всего обстоит дело с энергоэффективностью на транспорте, где отсутствует система сбора данных о суммарном потреблении и эффективности потребления энергии, нет стандартов топливной эффективности для автомобилей, системы поощрения покупателей малолитражек, и системы обучения экономному и экологичному вождению. И это при том, что на транспорт приходится большая часть учтенного экспертами прироста энергопотребления (54% за 2000-2010 годы).

Рост потребления энергоносителей на неэнергетические нужды подталкивает к развитию экологически безопасные технологии утилизации отходов, которым суждено стать хранилищем энергии по истечении срока эксплуатации всех этих изготовленных в изобилии пластмассовых изделий.

Главным фактором снижения энергоёмкости до 2008 года считаются структурные сдвиги в экономике. Продолжая эту логику можно сказать, что после 2008 года структурными сдвигами стало кризисное схлопывание изрядно разросшегося сектора экономически странных услуг, в т.ч. финансового посредничества, и прочих "непроизводственных производств". То есть к 2008 году был выбран люфт прироста ВВП за счёт видов деятельности, не производящих реальную продукцию и реальные услуги, а просто пополняющих строчки баланса непомерно раздутыми деньгами. В целом в 2000-2010 за счет технологического фактора снижение энергоемкости ВВП составило в среднем около 1% в год. Это примерно так же, как и в развитых странах. То есть технологический и инфраструктурный комплекс России по эффективности не догнал и не отстал от лидеров - показав в целом не самый плохой результат.

Последовательное изучение материалов, полученных нами на середину марта, сопоставление оценок и фактов из разных источников позволило сформулировать несколько предположений. В условиях концентрации усилий на энергосбережении и повышенного внимания к статистике энергопотребления, после 2008 года не выявлено положительной динамики энергоэффективности. Этот факт позволяет усомниться в реалистичности прошлых (до 2008 года) оценок, по которым российская экономика занимала лидирующие мировые позиции по темпам снижения энергоемкости. Возможно, в период до 2008 года в России реально (а не по официальной статистике) были или более низкие темпы роста ВВП, или более высокие темпы роста энергопотребления (что согласуется с темпами роста автомобильных пробок на улицах), или то и другое одновременно. Кроме этого отсутствие зримых результатов в сфере энергоэффективности при высокой активности и государства, и бизнеса, и населения наводит на мысль о том, что направления усилий выбраны не совсем верно и большая часть деятельности сосредоточена НЕ ТАМ, где реально достижим наибольший эффект. На фоне всех перечисленных многотрудных мер повышения энергоэффективности на порядок более простым решением (при своей простоте сулящим огромные снижения энергопотерь) видится кардинальная реформа тарифного регулирования в энергетике, способная прекратить выбросы в атмосферу продукта, который мы так тщательно всей страной пытаемся сэкономить.