Закономерности, системные аналоги и теоретические основы мониторинга глобального кризиса, свидетелями и участниками которого мы являемся: Реферативное изложение обзора

Авторы обзора: Владимир Артюхов, Александр Мартынов – Интерфакс-ЭРА

1. Модель развития в представлениях Общей теории систем

1.1. Общие системные закономерности, позволяющие прогнозировать современный кризис развития

Общая теория систем (ОТС) дает представление о самых общих законах развития и позволяет судить о том «что есть, что может быть, а чего не может быть никогда». Применение ОТС дает описания лишь макроскопических закономерностей и тенденций, но зато эти тенденции основаны на всеобщих природных законах и практически со стопроцентной вероятностью реализуются.

Развитие любой системы имеет фазу экспансии (роста за счет освоения внешних ресурсов – экстенсивный этап), которую сменяет интенсификация (повышение КПД использования ресурсов – интенсивный этап) и дальше «замыкание» по веществу–энергии с цикличным функционированием по типу экосистем (экологический этап). Сегодня мы находимся на фазе перехода от экстенсивного к интенсивному этапу развития. При этом основной вектор прогрессивного развития сдвигается в нематериальную, информационную сферу через рост разнообразия образующих систему форм, а также разнообразия способов их взаимодействия друг с другом и с внешней для системы средой.

1.2. Фазы глобального развития применительно к социально-экономическим системам

Экстенсивный этап.

Доминанты – системы, сумевшие захватить наибольшее количество ресурса. Основная стратегия – экспансия за дополнительными ресурсами и накопление. Управление осуществляется в количественных понятиях (численность, поголовье, миллионы тонн, объем ВВП…).

Интенсивный этап.

Доминанты – системы с высоким КПД – они могут быть мощными по имеющимся ресурсам или маленькими. Основная стратегия – расширенное производство. Конкуренция становится основным механизмом селективного отбора. Успешность оценивается прежде всего прибылью – мерой эффективности отбора в конкурентной среде.

Экологический этап.

Для социально-экономических систем еще не возникли устоявшиеся понятия, поэтому использован термин иной предметной области. Доминанты – системы наиболее приспособленные к внешним условиям, колеблющиеся вблизи состояния стационарного равновесия. Этап можно определить как сбалансированное развитие. В сбалансированной системе при связи всех со всеми размывается возможность накопление за счет отъема ресурсов у других. Стратегия материального накопления сменяется накоплением информации, знаний, авторитета. По сути начинается новый цикл развития – с самой первой, экстенсивной фазы, подразумевающей широкое производство и накопление принципиально нового ресурса – информации, знаний.

2. Свидетельства и признаки фазового перехода развития цивилизации на интенсивный этап

2.1. Численность человечества и демографический переход

Коренным отличием эволюции человека от прочих биологических видов является информационная природа ускорявшегося роста. На ранних стадиях организации живой природы передача информации от поколения к поколению и ее распространение в пределах популяции происходит преимущественно генетически. Только высокоорганизованные виды животных, в т.ч. и человек обладают способностью к передаче информации путем социального наследования. Волки, птицы и т.п. передают информацию через подражание, как и люди, но у человека в определенный момент эволюции (прежде всего благодаря технологиям) социальное наследование перешло в новое качество, допускающее взаимодействие «всех со всеми». Человечество образовало единую демографическую систему, скорость роста которой, пропорциональна квадрату численности населения. Основой роста стал коллективный опыт. При обменах информацией по разветвленной цепной реакции происходит умножение числа ее носителей. Объем знаний одновременно растет у всех и повышает жизнеспособность всех участвующих в информационных обменах, в отличие от повышения жизнеспособности за счет потребления, захвата или покупки материальных ресурсов.

Однако, квадратичный рост, описываемый гиперболой, с ростом числа элементов достаточно быстро входит в режим с обострением, при котором функция по выражению математиков, обращается в «дурную бесконечность». Именно этот момент хронологически совпадает с наступлением демографического перехода. В разных странах (начиная с наиболее обеспеченных!) последовательно включаются факторы, лимитирующие взрывной рост. Резкое увеличение скорости роста популяции, сменяется столь же стремительным падением темпов прироста (до отрицательных). Это и есть демографический переход. В этот момент изменятся рост (первая производная), а позже происходит стабилизация численности на некотором достигнутом к её моменту уровне. Модель эволюции человечества парадоксально указывает на её глобальную независимость от внешних ресурсов в течение всей истории развития. Темп роста зависит от внутренних свойств системы, а не от внешних условий, то есть причиной остановки роста человечества будет не дефицит ресурсов, голод и вымирание, а системная преадаптация, нацеленная на недопущение подобных катастрофических явлений.

2.2. Биологические предпосылки демографического перехода

Информационные причины гиперболического роста в силу умножения числа и жизнеспособности носителей знаний, не выглядят как основной механизм преадаптации, приводящий к остановке роста. Возможно, этот механизм обнаружил этолог Джон Кэлхаун в результате опытов с колониями грызунов. В условиях, идеальных по питанию, санитарии, наличию убежищ обитатели «мышиного рая» закономерно переходят к деструктивному поведению при высокой скученности. Они отказываются от сложных форм поведения – ухаживаний за самкой, размножения, защиты территории и детенышей, участия в иерархических социальных группах. При этом потенциально доступный максимум населенности в эксперименте не достигался. Снижение численности и гибель колонии происходили на подпороговом уровне. Видимо это выработанный эволюцией поведенческий механизм, предотвращающий истощение ресурсов.

Для человеческого общества такой же механизм может запускать процесс демографического перехода, наиболее выраженный в современных мегаполисах. Депопуляция и интенсивный миграционный приток, без которого мегаполисы просто не могут существовать, постепенно транслируются на системы уже более высокого уровня, например стран «старой» Европы. Здесь явно выражены отрицательные демографические тенденции коренных этносов и сильная зависимость от миграционных притоков, породившая известные этнокультурные и социальные проблемы.

Однако, частота визуальных (у мышей – запаховых) контактов, которая угнетает и губит «мышиный рай», при наличии разума несет функцию межличностного информационного обмена и распространения новых идей, знаний, культурных и культовых феноменов, в конечном итоге повышающих жизнеспособность общества. Возможно, что мегаполисы потому и притягивают людей, что обеспечивают не только удобства водопровода и канализации, но и высокую частоту социальных взаимодействий.

Такая разнонаправленность биологических и социальных последствий перенаселенности осложняет прогнозирование траектории дальнейшего развития. Можно лишь предположить существенность различий стран и находящихся в них мегаполисов в балансе преимуществ социальных взаимодействий и биологических (поведенческих) последствий перенаселенности. Вероятно, что степень дисбаланса будет определять остроту восприятия обществом последствий демографического перехода и смены экстенсивной модели социально-экономического развития на интенсивную.

2.3. Ускоряющиеся эволюционные процессы и точка сингулярности

История планетарной системы представляет собой последовательность качественно различных фаз развития, смена которых происходит в результате ответа на эволюционные кризисы различного типа. Но на всех этапах эволюции – от древней биосферы одноклеточных до современной цивилизации проявляется один и тот же механизм. В момент фазового перехода системообразующими становятся формы, которые уже существуют, но не играют ключевой роли (избыточное внутреннее разнообразие системы), а лишь лучше других готовы приспособиться к новым условиям планетарной системы. По этим критериям выделен полный набор всех фазовых переходов.

Подробнее

  • 0. Возникновение жизни на Земле – около 4 × 109 лет назад.
  • 1. Кислородный кризис – 1,5 × 109 лет назад.
  • 2. Кембрийский взрыв – 590-510 × 106 лет назад.
  • 3. Начало мезозоя, революция пресмыкающихся — 235 × 106 лет назад.
  • 4. Начало кайнозоя, революция млекопитающих и птиц — 66 × 106 лет назад.
  • 5. Начало неогена — 25-20 × 106 лет назад.
  • 6. Начало четвертичного периода (антропоген) — 4,4 × 106 лет назад.
  • 7. Олдувай, палеолитическая революция — 2,0-1,6 × 106 лет назад.
  • 8. Шелль — 0,7 × 106-0,6 × 106 лет назад.
  • 9. Ашель — 0,4 × 106 лет назад.
  • 10. Мустье (культурная революция неандертальцев) — 150-100 тыс. лет назад.
  • 11. Верхний палеолит (культурная революция кроманьонцев) — 40 тыс. лет назад.
  • 12. Неолитическая революция — 12000-9000 лет назад.
  • 13. Городская революция, начало древнего мира – 4000-3000 лет до н. э.
  • 14. Железный век, империи, революция Осевого времени – 800-500 лет до н. э.
  • 15. Гибель древнего мира, начало средневековья — 400-630 год новой эры.
  • 16. Первая промышленная революция — 1450-1550 год.
  • 17. Вторая промышленная революция — 1830-1840 год.
  • 18. Информационная революция — 1950 год.
  • 19. Распад социалистического лагеря, информационная глобализация — 1991 год.

Глубокие перестройки планетарной системы образуют последовательность фаз с постоянно сокращающейся длительностью. Сокращение длительностей фаз фиксируется устойчиво даже с поправкой на имеющиеся неопределенности в датировках событий. Такая последовательность вплотную подошла к моменту своего окончания, называемому точкой сингулярности. Предел последовательности ограничен периодом 2000-2030 годов. Сингулярность – это математический артефакт, означающий неизбежность нарушения масштабируемо сжимающихся длительностей фаз эволюции. Весь характер развития планетарной системы должен глубочайшим образом измениться. Так как время «масштабной инвариантной истории» истекает, уже в настоящем должны присутствовать признаки нарушения прежнего механизма ускорения истории.

Из-за процессов глобализации кризис, связанный с изменением прежнего механизма ускорения истории, человеческая цивилизация вынуждена будет преодолевать как единое целое. Ранее эволюция через избыточное разнообразие всегда имела возможность принести в жертву недостаточно гибкие подсистемы цивилизации и передать лидерство более «удачливым» подсистемам. Сейчас такого механизма не осталось. Поэтому смена количественного роста на стремление к качественным изменениям (переход от экстенсивного пути развития цивилизации к интенсивному) скорее всего будет всеобщим.

2.4. Выводы

Системная модель (раздел 1.1), из которой следует прогноз смены экстенсивной модели развития на интенсивную, имеет авторитетные научные подтверждения, полученные в иных отраслях научных знаний. Смена моделей социально-экономического развития (фазовый переход) будет иметь глобальный масштаб и цивилизационное значение. Многие закономерности, законы, догмы, казавшиеся незыблемыми на предыдущем этапе, перестанут адекватно отражать действительность. Чрезвычайно важны придержки по срокам «фазового перехода» (2005 – 2050 гг), хорошо совпадающие в разных отраслях знаний, при разной методологии прогноза и не противоречащие наблюдающимся в мировом развитии процессам. При высокой плотности событий все управленческие действия в ходе текущего кризиса будут иметь очень высокую цену. Поэтому особенно важны любые знания о кризисах – их признаках, свойствах, закономерностях возникновения и развития.

3. Системное понятие о кризисах и их свойствах– основа прогнозов в период фазового перехода

3.1. ОТС, объект-система и системное сходство

В основе последующих построений лежит наиболее продвинутый вариант общей теории систем (ОТС) московского философа Ю.А. Урманцева – называемая ОТСУ.

Для описания системы необходимо оперировать её тремя основными атрибутами:

{m} – множества элементов, составляющих систему;

{r} – отношений между этими элементами;

{z} – правил (законов композиции), определяющих эти отношения.

Обычно неблагоприятные изменения связывают с элементами (износ фондов, падение производства, снижение уровня жизни, рост заболеваемости). Отношениям, а тем более законам композиции, почти не придают значения. Ценным для практического применения является открытое в ОТСУ понятие системного сходства. В основе сходства лежит «известное единообразие законов природы», отмеченное эволюционистом Л.С. Бергом, которое проявляется в параллелизмах структур или функционирования систем различного рода, никак не связанных между собой. Эта возможность очень ценна для малоисследованных процессов и явлений, к которым относится феномен кризиса.

3.2. Развитие систем и эволюционное место кризисов

Кризис – это период, когда в системе что-то серьезно изменилось. Согласно ОТСУ, элементарное изменение выступает первичным элементом процесса более высокого уровня – развития. Тем самым развитие – это тоже система, элементами которой являются сами изменения, а не их материальные носители. По одной и той же «схеме» могут развиваться абсолютно разные материально-вещественные системы, что позволяет прогнозировать их поведение по аналогам соответствующих «схем» развития. Само же развитие (как первичный элемент) – принадлежит некоей абстрактной динамической системе, по признакам совпадающей с понятием «эволюция». Отличительной особенностью уже этой системы является смена разных типов развития, задаваемых некоторым общим законом. Смена одной «схемы» процесса на другую представляет собой серьезное качественное изменение в системе, которое воспринимается не иначе, как кризис. Кризис – необходимый и естественный этап в развитии всякой системы.

3.3. Классификация и свойства кризисов

Расхожее понятие кризиса, как ухудшения количественных показателей, по сути субъективно. В ОТС кризис определяется как качественное преобразование. Качественные изменения в системе могут быть отрицательными (что-то исчезает) и положительными (что-то, наоборот, появляется). Всем кризисным процессам присущи сходные черты, что создает инструмент для прогнозирования. Смена «схемы процесса» в развитии системы затрагивает её подсистемы управления – старые управляющие механизмы уже ослаблены и исчезают, новые только формируются и не окрепли. «Предоставленная самой себе» система в кризис ведет себя наиболее «естественно», то есть в соответствии с самыми общими законами развития. Для управляемых «вручную» систем кризис – это чуть ли ни единственный момент, когда можно достоверно прогнозировать их будущее. При вхождении в кризис в системе существенно возрастает разнообразие, она как бы «ищет» селективно ценные элементы и отношения, которые в новых условиях и станут доминантой. В точке кризиса все доступные системе состояния равновероятны (фазовый переход воды в лед, жидкость, пар), возможны бифуркации в любом направлении. Причиной их могут стать даже случайные внешние факторы или специально внесенные «ядра кристаллизации». Фазовыми переходами в простых системах умеют неплохо управлять физики, химики, металлурги, но для социально-экономических процессов сложность системы становится существенным препятствием для управления, но вполне преодолимым для научного прогнозирования.

3.4. Кризис как потеря устойчивости

Расхожее представление об устойчивости как стабильности в принципе неверно. Устойчивость – это способность системы сохранять себя во времени любым способом. Так только движение обеспечивает устойчивость канатоходца, да и бег мудро называют «управляемым падением». Механизмы устойчивости закладываются на различных фазах развития систем, и несут в себе их характерные особенности. Экстенсивные механизмы реализуются через связывание и накопление ресурсов. Хороший образ – борец сумо, которого обычный (менее устойчивый) человек за ринг не вытолкнет. Интенсивные механизмы работают через повышение эффективности использования ресурсных потоков (КПД). Здесь как иллюстрация подходит боксер, складывающий движения ног, корпуса и руки в силу (эффективность) удара. Информационной фазе развития соответствует механизм устойчивости через комбинирование разных ресурсных потоков (источников). В ответ на неблагоприятные изменения система перестраивает структуру, сохраняя состав и, до определенного предела – даже размер. Число потенциально возможных комбинаций (адаптивная устойчивость) нелинейно зависит от разнообразия элементов системы. Разнообразные по составу системы при деструктивных изменениях (исчезновение элемента разнообразия) парадоксально повышают возможности адаптации. Число доступных комбинаций в системе при этом даже возрастает. Однообразная по типам (много одинаковых) элементов система наоборот – плохо воспринимает изменения, связанные с исчезновением разнообразия. Системы с «балансом» между разнообразием и однообразием (наличием одинаковых элементов) обладают максимальным числом комбинаций самосохранения за счет перестройки структуры без потерь общего числа и типологического состава элементов. Оптимальный баланс между разнообразием и однообразием в структуре – это «аттрактор», к которому стремятся все системы в ходе своей эволюции.

При ухудшении условий (например, в кризис) механизмы самосохранения подключаются в той же эволюционно обусловленной последовательности, но в обратном порядке. Первыми система задействует адаптивные механизмы, подстраиваясь к изменившимся условиям путем перестройки структуры. Потом, стремясь сохранить свой вещественно-энергетический потенциал, система снижает производительность и/или уменьшает эффективность (примитивизирует некоторые процессы). В последнюю очередь система жертвует запасами вещества и энергии, которые в спокойный период шли на совершение полезной работы. Это стадия вынужденного «самоедства». Рассмотренные закономерности поведения систем при потере устойчивости позволяют предсказывать тренды их развития в кризисные периоды и по имеющимся формулам получать количественные оценки.

3.5. Мониторинг кризисов. Поляризация

Всякий кризисный момент сопровождается существенным ростом разнообразия за счет снижения доли доминировавших до этого элементов и увеличения доли периферийных, отклоняющихся от средней «нормы». В хорошем приближении этот показатель, который называется поляризацией, количественно описывается произведением доли элементов с крайне противоположными, полярными свойствами. Рост этого критерия свидетельствует о том, что зреет кризис и приближается критическая точка в развитии изучаемой системы.

4. Феноменология развития и кризисов

Существует большой пласт знаний, несущих не теоретическую, а в основном описательную информацию. Сюда в первую очередь относятся знания, накопленные науками о Биосфере – биологией, экологией, теорией эволюции. Биосфера в своей истории не раз проходила через разнообразные кризисы, однако сложность объекта не позволяет построить количественные теории и приходится довольствоваться обобщениями эмпирических знаний. Обобщения, оформленные в описания принципов, правил, законов или суждения о возможности существовании определенных закономерностей, представляют собой ценный багаж эмпирического опыта, позволяющий как получить новую информацию, так и подтвердить (либо опровергнуть) ту, что получена из теории или моделей. Из нескольких хорошо организованных компиляций подобных обобщений мы выбрали ряд суждений, которые представляют интерес в качестве инструментов прогнозирования. Каждый такой сюжет был рассмотрен и прокомментирован несколькими экспертами и, при совпадении мнений, помещен в соответствующий тематический раздел. В качестве источников информации по закономерностям биологической природы использованы работы известного энциклопедиста Н.Ф. Реймерса, цитаты которого в аннотациях приведены курсивом.

4.1. Процесс развития макросистем

4.1.1. Закон снижения энергетической эффективности природопользования:
«При получении из природных систем полезной продукции на ее единицу затрачивается все больше энергии». Повышение расхода энергии на единицу продукции связано с вложением в устойчивость, надежность системы (здравоохранение, соцобеспечение, службы МЧС и т.д.), а также в ее развитие…

4.1.2. Закон падения природно-ресурсного потенциала:
«В рамках … одного типа технологий природные ресурсы… требуют увеличения затрат труда и энергии на их извлечение, транспортировку, а также воспроизводство.»

4.1.3. Разные эволюционные стратегии развития:
- в растительном мире:
«Как правило, наблюдается максимальное заполнение пространства и использование солнечной энергии …. Превентивных механизмов саморегуляции плотности населения не наблюдается.» … Это в чистом и компактном виде изложение признаков и свойств экстенсивной стратегии развития, пригодное для построения аналогий с экономическими системами.
- в царствах дробянок (бактерий), грибов и животных:
«Потенциальный запас жизненных ресурсов огромен — обычно используется не более 30 — 60% наземной луговой растительности (крупные млекопитающие) и 10% лесной растительности…» Системам интенсивным («животно-растительным») изначально присуща более высокая устойчивость в виде большого запаса свободной энергии, который можно использовать в неблагоприятной ситуации.

4.1.4. Закон глобального замыкания биогеохимического круговорота
«… увеличение доли биологического (а не геохимического) компонента в замыкании … круговорота веществ.» Аналогом (преемником) «биологического компонента» является «технологический». Эволюционный вектор развития технологий – замкнутые производственные циклы и технологические цепочки.

4.1.5. Закон однонаправленности потока энергии:
«Энергия, получаемая … экосистемой … рассеивается… Существует лишь круговорот веществ, поддерживаемый потоком энергии.» Однонаправленный вектор развития цивилизации, это – концентрирование энергии. Каждая фаза развития, в т.ч. «информационная», является все более энергонасыщенной, поскольку существенная часть энергии трансформируется в информацию.

4.1.6. Закон пирамиды энергий, или закон (правило) 10%:
«С одного трофического уровня … переходит на другой… в среднем около 10% энергии.» Самый верхний уровень технологической пирамиды (в современной экономике это IT-технологии) фактически является наиболее энергетически насыщенным.

4.1.7. Правило ускорения эволюции:
«С ростом сложности организации биосистем продолжительность существования вида в среднем сокращается, а темпы эволюции возрастают.» Те же закономерности должны проявляться и в ускорении технологического, экономического, социального времени.

4.1.8. Правило ускорения исторического развития:
«Трехчленная система «природа — производительные силы — производственные отношения» развивается с тенденцией к самоускорению процессов.» Производственные отношения не материальны, наименее инерционны и должны в первую очередь подстраиваться под изменившиеся условия.

4.2. Структура и функции

4.2.1. Правило основного обмена:
«Большая динамическая система в стационарном состоянии использует приход энергии, вещества и информации главным образом для своего самоподдержания…» Для изменения системы недостаточно создания новой структуры. Гораздо больше ресурсов может потребовать слом старой структуры, особенно в случае макросистем консервативного типа.

4.2.2. Правило максимума энергии поддержания зрелой системы:
«Сукцессия (созревание) идет … в сторону увеличения ... количества (энергии), направленного на поддержание системы.» В социально-экономических аналогах природных систем дополнительная энергия идет не столько в эффективность, сколько в устойчивость, надежность (здравоохранение, соцобеспечение, службы МЧС, на экстенсивной фазе – армия).

4.2.3. Энергетическое правило поверхностей:
«Относительная теплоотдача у всех организмов растет с их измельчанием.» В нашем климате эффективнее выходит отопить один крупный город, чем такое же число жителей в мелких поселениях. Энергоэффективность крупных предприятий выше, чем средних и мелких.

4.2.4. Закон удельной продуктивности:
«Никогда слоны не дадут той биомассы и продукции с единицы площади, какую способна дать саранча.» Крупные предприятия решают задачи, которые малый бизнес в принципе потянуть не может, а вот освоение всего пространства ресурсов, не используемых крупными предприятиями – это задача исключительно среднего и малого бизнеса.

4.2.5. Принцип, или теорема В. Людвига:
«Возникшие внутри популяции генотипы могут образовывать экологические субниши, расширять использование ресурсов среды. … ранее они могли быть слабыми конкурентами.» Малый бизнес – никому (кроме самого себя) не конкурент, в силу слабости легко подвержен мутациям, расширяет (по-новому использует) возможности среды.

4.2.6. Закон баланса консервативности и изменчивости:
«Система состоит из двух рядов структур (подсистем), один из которых сохраняет и закрепляет ее строение и функциональные особенности, а другой способствует видоизменению и даже саморазрушению системы.» Для техногенных систем консервативной частью является крупный бизнес, а изменчивой – малый и средний бизнес, заполняющий ниши между доминантами.

4.3. Отношения и их формирование

4.3.1. Аксиома, или закон системного сепаратизма:
«Разнокачественные составляющие системы всегда структурно независимы.» Функциональное различие систем – есть фактор, повышающий прочность их союзов при условии «незаинтересованности» в ухудшении работы другого.

4.3.2. Первый биоценотический постулат В. Тишлера:
«Биоценотическая система возникает из сочетания готовых частей, а не в результате дифференциации внутренних зачатков.» Устойчивая композиция строится из готовых элементов. «Модульный конструктор» – это наиболее быстрый способ создания устойчивых систем.

4.3.3. Закон увеличения размеров (роста) и веса (массы) организмов в филогенетической ветви Э. Копа и Ш. Депере:
«По мере хода геологического времени выживающие формы увеличивают свои размеры (а, следовательно, и вес) и затем вымирают.» Увеличение размеров – это типичный механизм экстенсивной фазы развития. Всякие «империи» (государственные, транснациональные бизнес-корпорации) закончатся с ее окончанием – на интенсивной стадии империй возникнуть не может.

4.3.4. Правило географического оптимума:
«Условия обитания вида наиболее оптимальны для него в центре ареала.» Центр – это локус в любом фазовом пространстве (не только в географическом), содержащий наиболее выраженные специфические признаки системы, а «периферия» – в силу пограничного эффекта – примеси свойств соседних систем.

4.3.5. Принцип континуума, или принципа Раменского — Глизона:
«Широкое перекрытие экологических амплитуд … вдоль градиента среды приводит к плавному переходу одного сообщества в другое.» Любая социально-экономическая модель, принципиально конвергентна и допускает симбиотические образования, как, например, «русско-китайская» или «китайско-европейская».

4.3.6. Второй фитоценологический принцип П. Жаккара:
«Экологическое разнообразие возрастает с увеличением рассматриваемого пространства и падает с возрастанием однообразия условий.» Чем больше страна (экономика), тем она потенциально разнообразнее. Разнообразие однообразной стране можно не создавать внутри, а захватить, колонизировать, войти в экономический союз.

4.4. Разнообразие и устойчивость

4.4.1. Закон генетического разнообразия:
«Все живое генетически различно и имеет тенденцию к увеличению биологической разнородности … варианты преадаптации неисчислимы.» Рост разнообразия в социально-экономических системах максимален при сетевой организации отношений, обеспечивающих проявления способностей индивидуумов.

4.4.2. Четвертый биоценотический постулат В. Тишлера:
«Существует лишь количественная, а не качественная способность к регуляции выпадающих компонентов биоценоза.» Если выпадают элементы разнообразия (например, отрасли производства), регуляция нарушается, адаптивная устойчивость падает.

4.4.3. Правило происхождения новых видов от неспециализированных предков Э. Копа (1896):
«Новые крупные группы организмов берут начало … от … неспециализированных групп.» Новые доминанты в экономике появятся не «отпочковыванием» от сегодняшних производственных «столпов», а с периферии нынешней экономики. Правило применимо и к новым отношениям будущей интенсивной эпохи. Их надо высматривать среди универсальных способов взаимодействия малых субъектов на периферии экономики.

4.4.4. Принцип подвижного равновесия:
«Биотическое сообщество … при воздействии необычных факторов структурно изменяется с переносом «точки опоры» на другие … группы.» При сменах условий выдавливание ядра на периферию задействует дублирование функций элементов, в т.ч. сохраняет мобилизационные возможности периферии при восстановлении условий.

4.4.5. Принцип «сукцессионного очищения», или стабилизации и минимизации видового состава климакса:
«Разнообразие стремится к пику на ранних или средних фазах сукцессии, а затем снижается в климаксе.» Точно по модели адаптивности – разнообразная и мелкая кризисная периферия эволюционирует в сбалансированное по количеству-качеству ядро.
Подтверждение справедливости теории дает основания для ее использования при описании систем социально-экономических – вплоть до количественных оценок разнообразия-устойчивости по имеющимся формулам.

4.5. Фазовый переход и управление

4.5.1. Принцип Ле Шателье — Брауна:
«При внешнем воздействии, выводящем систему из состояния устойчивого равновесия, это равновесие смещается в том направлении, при котором эффект внешнего воздействия ослабляется.» Для успешного преобразования крупной системы нужен расход энергии (средств) на демонтаж старой системы. Отчасти поэтому качественные скачки в развитии цивилизации предварялись войнами и кризисами...

4.5.2. Закон минимума диссипации (рассеивания) энергии Л. Онсагера, или принцип экономии энергии:
«При … множестве направлений, допускаемых началами термодинамики, реализуется … минимум роста энтропии.» Из вариантов возможного саморазвития системы в кризис наиболее вероятен самый экономный, требующий минимальных ресурсозатрат.

4.5.3. Правило замещения экологических условий:
«Любое условие внешней среды в некоторой степени может замещаться другим.» «Замещение» ключевых условий (например, поддержки государства) отчасти может компенсироваться «крышей» крупного предприятия (с доступом к его продукции, инфраструктуре, энергии и даже отходам).

4.5.4. Принцип отклонения условий существования от нормы
«Чем больше отклонения условий существования от оптимума … тем беднее видами … биоценоз и … больше особей имеет каждый присутствующий вид.» Чем хуже экономические условия тем менее разнообразна экономическая система и больше в ней однотипных хозяйствующих субъектов.

4.5.5. Правило увеличения видового разнообразия по мере продвижения с севера на юг, или правило Уоллеса.
«В тропиках значительно больше абсолютное число видов, чем на Севере.» Экономическое и технологическое разнообразие рождается не в бедной ресурсами периферии, а «вблизи» мощных ресурсных потоков, обеспечивающих относительную «сытость» («до подросткового возраста») новации.

4.5.6. Правило (принцип) экологического дублирования:
«Уничтожаемый вид живого … заменяет другой, функционально-ценотически аналогичный.» На месте прежней системы возникает функциональный аналог, в котором мелкий сменяет крупного, простой более сложного, лабильный менее изменчивого.

4.5.7. Принцип «за битого двух небитых дают»:
«Кратковременно-производные, сравнительно недавно нарушенные экосистемы оказываются надежнее климаксовых.» Невысокая степень нарушения сохраняет основной аттрактор, предшествующую сукцессионную стадию, к которой стремится «вакцинированная» этим нарушением система. Небольшое нарушение повышает разнообразие и устойчивость к внешним факторам.

4.5.8. Закон необратимости взаимодействия человек — биосфера:
«Возобновимые природные ресурсы делаются невозобновимыми в случае глубокого изменения среды.» Аналогия с экономикой – поступления в бюджет становятся невозобновимыми если «пережать» с налоговой или административной «нагрузками».

4.5.9. Принцип (правило) разнообразия условий биотопа
«Чем разнообразнее условия … тем больше число видов в … биоценозе». В социально-экономической аналогии разнообразие среды – это различия правовой базы для разных уровней или видов деятельности, особые экономические зоны, разнообразие базовых ресурсов (типов топлива для энергоснабжения), вариативность налогообложения и т.д. Создавать надо не бизнес-структуры, а разнообразие «условий» – институты, экономические инструменты и т.д.

4.5.10. Правило «мягкого» управления природой:
«Управление природными процессами, системное направление их в необходимое русло с учетом законов природы... Такое управление построено на инициации полезных природных цепных реакций.» Социально-экономическая система многое «сделает сама», если опереться на знание схем её саморазвития, учесть нелинейные реакции, создать «ядра кристаллизации», формировать не структуры системы, а условия их возникновения.

4.5.11. Законы Б. Коммонера:
Глубокие по смыслу общенаучные обобщения, сформулированные как афоризмы.

5. Кризис и посткризисное будущее

В данной главе теоретические закономерности, эмпирические правила и следующие из них выводы применены для поиска решений практических задач переходного кризисного периода и чуть более отдаленной перспективы.

5.1. Механизмы и причины кризиса, модель новых отношений

5.1.1. Фазовый переход – реальность.
По результатам двух различных исследований получены даты начала-конца второй, финальной, фазы демографического перехода (2005–2050 гг), а также фазы «сингулярности» (2015– 2030 гг), которые разительно совпадают. Фактически эволюционный кризис – это наша текущая реальность, длительностью меньше срока жизни одного поколения.

5.1.2. Причины возникновения кризиса – фазового перехода.
Авторы трёх очень разных теоретических подходов – С.П. Капица, Д. Кэлхаун, А.Д. Панов практически сходятся в констатации отставания в развитии неких регуляторов (социальное развитие, традиция, культура) от регулируемых объектов (биологический потенциал, демографическая система, материальная цивилизация). По сути это – эмпирическое обобщение об отставании развития систем регулирования как основной причине кризиса.

5.1.3. Механизмы возникновения кризиса.
С точки зрения ОТСУ подтверждается отставание регуляторов (множество {z} объединяющее условия, правила законы взаимоотношений) от фантастической эволюции элементов {m} цивилизации (технологий) и порожденных ими новых отношений {r}, начиная с рубежа 1960-70-х годов. Человечество вышло в космос, спутниковое TV стало обычным делом, произошло зарождение и взрывной рост сначала компьютеров, а затем Интернета, который связал каждого со всем миром, сделав его единой информационной сущностью, а мобильные телефоны дали всему этому практически не ограниченную свободу. Вычислительные возможности стали безграничны, а коммуникационные охватили всю планету – налицо кардинальный качественный скачок технологий, без преувеличения цивилизационного масштаба.
Перечисленные новации, безусловно, дали миру множество новых, доселе не виданных отношений (множество {r}) – он-лайновые телеконференции, электронные платежи и удаленная работа на дому – лишь малая их толика. В цивилизации реально зародился и начал бурное развитие новый тип отношений – сетевой – «всех со всеми» по терминологии С.П. Капицы. Реализация новых отношений с участием или непосредственно между новыми элементами, по сути, обеспечивается прежним (старым) множеством условий, правил, законов (множество {z}), в том числе непосредственно законодательством – международным, национальным, экономическим, политическим, гуманитарным и т.д. Никаких сравнимых по масштабу, да и просто существенных изменений система регуляторов современной цивилизации за этот период не претерпела.

5.1.4. Модель новой системы отношений.
Коренной вопрос для будущего состояния цивилизации – какими должны быть регулирующие (управляющие) механизмы, чтобы соответствовать изменившимся отношениям. Основной характеристикой интенсивного этапа развития является эффективность. Обширный эмпирический материал свидетельствует о том, что практически всем областям человеческой деятельности сопутствует степенное (краевое, в отличие от нормального «колокол») распределение. Такая функция связывает характеристики эффективности систем и, прежде всего – влияние количества накопленного ресурса на скорость его извлечения из среды. В терминах кибернетики это положительная обратная связь – главный механизм реализации «лавинообразных» процессов или «цепных реакций». Такая модель эффективности соответствует интенсивному этапу развития на основе сетевой организации системы. График краевого распределения элементов по эффективности (не обязательно энергетической или ресурсной), характерный для степенной модели, описывает «естественное» состояние систем интенсивного типа и может быть использован для диагностики их состояния. Достаточно построить график какого-либо признака, характеризующего эффективность, и если вид распределения окажется краевым, то систему можно отнести к интенсивному типу. А динамическую серию графиков можно использовать как простой и наглядный мониторинговый инструмент.

5.2. Предвидимое будущее – процессы, признаки, индикаторы

Рассмотренных выше теоретических представлений и моделей, аналогий и обобщений вполне достаточно, чтобы очертить общие контуры эволюционного кризиса и того будущего, что ждет нас за кризисом. В заключительной (пока) главе приведены первые обобщения в виде коротких классифицированных по темам тезисов, дающих общие представления об объектах, процессах, признаках. Это «сводка правил», содержащая своего рода «руководство к действию», при вступлении в цивилизационный кризис и по мере его развития.

5.2.1. Какое управление успешно в кризис.
5.2.2. Главные процессы.
5.2.3. Факторы, препятствующие развитию.
5.2.4. Процессы, которые будут происходить в кризис.
5.2.5. Организационные особенности и управление.
5.2.6. Технологии.
5.2.7. Социальная система.

Использованные источники