Меры по снижению существующего негативного воздействия Ангаро-Енисейского каскада ГЭС на биоразнообразие экосистемы Байкала на современном этапе

В разные периоды эксплуатации режим работы каждой ГЭС определялся основными положениями Правил использования водных ресурсов соответствующих водохранилищ Постановлением Правительства Российской Федерации от 26.03.2001 № 234 «О предельных значениях уровня воды в озере Байкал при осуществлении хозяйственной и иной деятельности» были определены предельные значения уровня воды в Байкале при использовании его водных ресурсов в хозяйственной и иной деятельности в пределах отметок 456,00 м (минимальный уровень) и 457,00 м (максимальный уровень) в тихоокеанской системе высот. Допустимый объем сработки уровня Байкала в диапазоне 457-456 м (по терминологии гидроэнергетики - «полезный объем») составляет 31,5 км3, т.е. 0,14 % от объема воды в Байкале (23 тыс. км3). Этот режим колебаний уровня воды практически выдерживался последние 13 лет вплоть до наступившего экстремального маловодья в сезонах 2013-2015 гг.

До последнего времени регулирование режимов работы Ангарских ГЭС осуществлялось в соответствии с «Основными правилами использования водных ресурсов водохранилищ Ангарского каскада ГЭС»(1988) в части не противоречащей Постановлению Правительства от 26 марта 2001 г. № 234 «О предельных значениях уровня воды в озере Байкал при осуществлении хозяйственной и иной деятельности», решениями «Межведомственной рабочей группы по регулированию режимов работы водохранилищ Ангаро-Енисейского каскада и Северных ГЭС, уровня воды озера Байкал» и указаниями Федерального агентства водных ресурсов.

С точки зрения хозяйственного использования можно выделить три основных режима:

  1. в средние по водности, среднемаловодные и среднемноговодные годы (нормальная эксплуатация);
  2. в условиях длительного маловодья;
  3. при пропуске паводков редкой повторяемости (от 10% до 0, 01%).

Основные проблемы по принятию взвешенных управленческих решений относятся к режимам 2 и 3, которые обусловлены многолетними и вековыми циклами колебаний уровенного режима и различных составляющих водного баланса. При наступлении длительного маловодья больше страдают интересы Иркутской области и Красноярского края, а при обильных паводках редкой повторяемости - интересы Республики Бурятия.

Одним из осложняющих факторов, затрудняющих принятие взвешенных управленческих решений с учетом необходимости поддержания условно-естественного водного режима озера, является отсутствие качественного долговременного и сезонного прогнозов приточности озера Байкал и водохранилищ Ангаро-Енисейского каскада ГЭС. Такое прогнозирование затруднено, в том числе, в связи с частичным сокращением сети гидропостов за прошедшие годы: существующая сеть гидропостов позволяет оценить только 70% стока в Байкал (Гармаев, 2010).

В настоящее время для прогноза приточности и водохозяйственных расчетов используется понятие «полезной приточности», которая рассчитывается из уравнений водного баланса по данным уровневых наблюдений. При этом данные водных постов на притоках Байкала, где проводятся измерения наблюдаемых расходов, не используются. См. более подробно замечания 29, 33, 64 в Ведомости замечаний к проекту ПИВР Иркутского водохранилища (196 Kb) и комментарии БРОБ к ответу Беднарука С.Е., показывающие некорректность такого подхода:

  1. Отзыв С.Г. Шапхаева, (386 Kb)
  2. Заключение ВНИРО, (783 Kb)
  3. Отзыв Д.В. Матафонова. (4.75 Mb)

Вторым осложняющим фактором является то обстоятельство, что Росводресурсы отказываются признавать приоритет сохранения биоразнообразия Байкала перед другими видами использования его водных ресурсов, что противоречит Конституции РФ, где зафиксирован примат международных соглашений, ратифицированных РФ, перед положениями национального законодательства, если они входят в противоречие с международными соглашениями ( см. переписку с Росрыболовством (1.98 Mb)). Следствием этого является отказ со стороны Росводресурсов принять те поправки к Правилам использования водных ресурсов для Иркутского водохранилища и озера Байкал, которые вытекают из этого приоритета.

04 февраля 2015 г. было принято постановление Правительства РФ «О предельных значениях уровня воды в осенне-зимний период 2014/2015 гг.» №97, которым выход за диапазон колебаний 456-457 м (ТО) был разрешен только на сезон 2014-2015 гг.

Это стоило больших усилий НПО и экспертному сообществу, так как первоначальный вариант проекта Постановления Правительства имел бессрочный характер.

1 июля 2016 года было принято постановление Правительства РФ «О максимальных и минимальных значениях уровня воды в озере Байкал в 2016-2017 годах» №626 с диапазоном колебаний более 2 метров до 01 января 2018г. (вместо 1 метра согласно Постановлению Правительства РФ от 26.03.2001г. №234).

И снова была попытка придать этому нормативному акту бессрочный характер, но и во второй раз НПО и экспертному сообществу удалось добиться придания временного статуса этому Постановлению до 01 января 2018 г., и были выделены бюджетные средства на дополнительные научные исследования этого вопроса.

Проект Постановления с обосновывающими материалами (и материалы обсуждения этого проекта доступны на нашем портале.

Бенефициаров у такого проекта постановления было, видимо, два: Росводресурсы, с которых снимут регулярные претензии в неспособности сопрячь режим регулирования ГЭС и требования к экосистемам, и корпорация En+, которая в этом году довела свою долю во владении «Иркутскэнерго» до более чем 90% и, соответственно, является главным пользователем стока воды из Байкала.

Поводом для Постановления явилось наступление экстремально маловодного периода, серьезно повлиявшего на работу ГЭС и доходы их владельцев. Рекордный минимум был зафиксирован в апреле 2015 года. Он составил 455,86 метра - что на 14 сантиметров ниже предельно допустимого минимального значения уровня воды, утвержденного Постановлением Правительства от 26.03.2001г. №234 . В 2015 году тоже выпадало малое количество осадков, температура воздуха была повышена. В итоге осенью вода в Байкале максимально повысилась лишь на 30 сантиметров выше предельно допустимого минимального значения уровня воды, утвержденного Постановлением Правительства от 26.03.2001г. №234 . И уже перед Новым 2016 годом Байкал вновь опустился ниже предельно допустимого минимального значения. Весной 2016 года падение уровня озера достигло еще большей глубины. По данным Росводресурсов, минимум в мае составил 455,72 м ТО (минус 28 см от предельно допустимого минимального значения). Но из-за большого количества осадков летом 2016 г. уже в конце августа уровень Байкала превысил прошлогодний максимум. На 15 сентября 2016 года уровень воды в Байкале составлял 456,48 м ТО».

Обсуждение вопроса регулирования уровня озера Байкал имеет давнюю историю. Природные ресурсы бассейна озера Байкал используются, в первую очередь, жителями Иркутской области и Республики Бурятия. При этом Иркутская область эксплуатирует, в основном, энергетические ресурсы вытекающей из Байкала Ангары, тогда как Бурятия – биологические ресурсы озера и его прибрежных территорий. Соответственно, возникает очевидное неравенство в распределении выгод и ущербов между этими двумя субъектами Российской Федерации, а также существенные различия в целях и задачах, и их обоснованиях, предлагаемых сторонами регулятивных документов и мероприятий. Основой для решения противоречий могли бы стать «Правила использования водных ресурсов озера Байкал, водохранилищ Ангарского и Енисейского каскадов» (ответственное ведомство – Федеральное агентство водных ресурсов), однако, они до сих пор так и не разработаны.

Действия во имя обеспечения интересов энергетиков Ангаро-Енисейского каскада осложняются тем, что в случае паводка Иркутская ГЭС должна увеличивать водосброс, при маловодье, наоборот, уменьшать. Но увеличению водосброса препятствует то, что Ангара ниже плотины оказалась незаконно застроена частным сектором, который в этом случае подвергнется затоплению. Уменьшать же водосброс в случае экстремального снижения уровня Байкала иркутяне тоже не могут. Дно Ангары в результате незаконной добычи песчано-гравийной смеси стало глубже, соответственно, водозабор Ангарска, проектировавшийся применительно к прежним условиям, оказался выше дна. В случае уменьшения минимального водосброса с плотины Ангара сильно обмелеет, и Ангарск окажется без воды, поскольку всю воду город берет исключительно из водозаборов на дне реки.

Возникла ситуация, когда к естественному снижению уровня Байкала приплюсовывается «добавка» от Иркутской ГЭС, которая не может выйти на минимальные проектные значения сброса, чтобы не оголить водозаборы Ангарска, и уровень падает еще ниже критических отметок.

Однако, действия в интересах жителей нижнего бьефа Иркутской ГЭС бумерангом отзываются на благополучии жителей Бурятии. По мнению бурятских учёных они резко ограничивают возможность регулирования уровня, при котором не наносился бы мощный удар по экосистеме озера. В результате мы видим, что страдает не только биоразнообразие Байкала, но и население Бурятии. На бурятском побережье озера опустели колодцы, стали гореть торфяники. Имеются результаты гидрогеологических съемок, которые показали, что в дельте Селенги на многих участках грунтовые воды связаны гидравлически с уровнем Байкала, и эта связь прослеживается иногда на расстоянии до 10-15 километров от уреза воды озера! Согласно данным МЧС, в связи с маловодным периодом, в республике регистрируется понижение уровня воды в 263 источниках водоснабжения, в том числе в 7 общественных и 256 частных колодцах в 11 населенных пунктах побережья Байкала. Влиянию колебаний уровня грунтовых вод, ухудшению качества питьевой воды подвержено около 6,5 тысяч человек в Кабанском и Прибайкальском районах.

Соответственно, гидроэнергетики и власти Иркутской области пытаются продвигать преимущественно технократические решения, ориентированные на максимальное использование стока Байкала как источника электроэнергии и в интересах населения и промышленности области. А российские и международные общественные и не только, включая ЮНЕСКО, экологические организации и власти Бурятии преимущественно ратуют за сохранение озера как объекта Всемирного природного наследия во всей полноте его биологической и экосистемной уникальности.

Так ещё в 1958 году Н.А.Григорович, выступая от московского "Гидроэнергопроекта", предлагал взорвать в истоке Ангары у Листвянки около 30 тысяч тонн аммонита, снести Шаман-камень, углубляя русло до 25 метров, и выпустить из Байкала 120 кубических километров воды для увеличения производства электроэнергии на Иркутской ГЭС. При реализации замысла была бы оголена прибрежная полоса в 100-120 тысяч гектаров, являющаяся зоной жизни для всей флоры и фауны Байкала, должны были исчезнуть основные нерестилища рыб. Ущерб, нанесенный только рыбной промышленности Бурятии, выразился бы в сумме свыше 2 млрд. рублей в ценах тех времен. Во многих местах береговая линия должна была отступить на километр и более, населенные пункты лишиться источников водоснабжения, а огромные пространства лугов и пастбищ на восточном побережье Байкала превратиться в зону полупустыни. К счастью, от этого проекта отказались.

Примерно тот же подход демонстрирует и ведомственная наука. Так С.Е. Беднарук - один из участников расчётов, на основе которых было принято последнее постановление Правительства РФ по уровням озера Байкал - утверждает: «Наши многовариантные водохозяйственные расчёты по 103-летнему гидрологическому ряду, выполненные в рамках разработки проекта ПИВР, показали, что безусловное выполнение установленных предельных ограничений по уровням воды озера недостижимо без повышения пропускной способности истока реки Ангары в многоводных условиях, а в маловодных - без длительных (до 3-х месяцев) срывов водоснабжения и судоходства, снижения безопасности объектов экономики и населения ниже Иркутского гидроузла. Нельзя заставить природу жить в жестких рамках людских законов, особенно безграмотных. В конце концов, все равно пострадают люди…», подробно см.

При этом в качестве сравнительно дешевого решения предлагается строительство водорегулирующей плотины в истоке Ангары, продвигаемое бывшим заместителем генерального директора Саяно-Шушенской ГЭС В.И. Бабкиным.

Альтернативный подход был изложен представителями международной коалиции «Реки без границ» в рамках процедуры общественного обсуждения проекта постановления правительства РФ «О максимальных и минимальных значениях уровня воды в озере Байкал». По их мнению, очевидно, что нормированию подлежат не только минимальные/максимальные отметки уровней, но и сроки спуска, подъема и стояния уровней, другие характеристики колебаний уровня, значимые для экосистем озера и его побережий.

Несмотря на принятие обсуждавшегося проекта постановления, который дает возможность для необоснованных изменений уровня озера Байкал в пределах более чем двух метров, достигнутое ограничение срока действия этого нормативного акта до конца 2017г. дает возможность внимательно разобраться в поставленных проблемах и найти решение, соответствующее приоритету сохранения уникальной экосистемы Байкала.

Стратегическая экологическая оценка регулирования водного режима озера существующими и планируемыми каскадами ГЭС и реакции компонентов экосистемы озера рассматривается как один из первых и крайне важный шаг по обеспечению сохранности Байкала как объекта Всемирного природного наследия.

Следующим шагом должна быть разработка экологических требований к динамике уровня в рамках «Нормативов предельно допустимых вредных воздействий на уникальную экологическую систему озера Байкал» и ПИВР Ангарского каскада ГЭС.