Парижское соглашение по изменению климата 2015

В конце 2015 года в Париже состоялась 21-я конференция в рамках Рамочной конвенции ООН об изменениях климата. В конференции, проходившей с 30 ноября по 12 декабря, приняли участие 195 стран. Главным результатом переговоров стало согласование всеми странами-участницами индивидуальных программ по борьбе с глобальным потеплением, объединенных в т.н. Парижское соглашение. Достигнутое соглашение позволят выдержать рост средней температуру планеты на уровне не выше 2 °C. Соглашение было одобрено всеми странами-участницами.

Важной особенностью Парижского соглашения является его необязательная основа. В отличие от Киотского протокола, предполагавшего жесткое ограничение объемов выбросов парниковых газов национальными квотами, Парижское соглашение представляет из себя набор национальных программ по обеспечению достижения целевой задачи. Пока что эти программы расцениваются как намерения. Основным инструментом является намерение снизить объемы выбросов парниковых газов, однако проекты различаются от страны к стране. Некоторые национальные программы представлены ниже:

  • Россия намеревается к 2030 году сократить выбросы парниковых газов до 70% по сравнению с уровнем 1990 года.
  • Страны ЕС-28 намереваются к 2040 году снизить объемы выбросов на 40 % по сравнению с уровнем 1990 года.
  • США обязуются сократить выбросы парниковых газов на 26-28% по сравнению с уровнем 2005 года к 2025 году.
  • В программе Китая обозначено три основные цели, которые планируется достичь к 2030 году: достичь пика выбросов CO2; сократить выбросы CO2 на единицу ВВП на 60-65% по сравнению с 2005 годом; достичь уровня использования первичной энергии в 20% за счет наращивания применения атомной энергии и ВИЭ.
  • Япония обязуется сократить выбросы парниковых газов на 25,4% по сравнению с уровнем 2005 года к 2030 году.
  • Индия планирует к 2030 году снизить углеводородную интенсивность в расчете на единицу ВНП на 33-35%.

Обязательства стран-участниц соглашения планируется обновлять каждые пять лет начиная с 2022 года. Для реализации программ сдерживания глобального потепления развивающимся странам будет предоставлена финансовая поддержка. Согласно соглашению, совокупное государственное и частное финансирование развивающихся стран к 2020 году должно достичь 100 миллиардов долларов.

Важным результатом конференции стало решение о существенном сокращении инвестирования в энергетические проекты, основанные на использовании угля. Многие банки и финансовые организации приняли решение о полном запрете угольных инвестиций.  Крупнейший потребитель угля Китай объявил о стратегии снижения доли угля в энергетике страны, а также о значительном снижении использования угля в абсолютном выражении с 2025 года. Другие страны, полагающиеся в энергетике на уголь, в частности Индия и Индонезия, готовы претворить в жизнь схожие программы, однако они зависимы от климатического финансирования со стороны развитых стран и международных финансовых институтов, негативно относящихся к их планам развития угольной энергетики.

Вместе с тем у Парижского соглашения достаточно критиков. Бывший директор Goddard Institute of Space Studies (входит в NASA) Джеймс Хансен, считающийся одним из ведущих активистов по борьбе с глобальным потеплением, назвал Парижское соглашение мошенническим и сфабрикованным. “Мы имеем лишь цель в 2 °C и намерение корректировать программу каждые пять лет. Это все пустые разговоры, не поддержанные никакими действиями” – говорит Дж. Хансен британской газете The Guardian. Специалист считает, что единственной эффективной мерой борьбы с выбросами парниковых газов является введение налога на каждую тонну выбросов. Дж. Хансен предлагает налоговую нагрузку в размере 15$ за тонну, которая будет увеличиваться на 10$ каждый год. По подсчетам Дж. Хансена, налоговые сборы только в США составят 600 млрд. долларов, что должно быть достаточно для того, чтобы оттолкнуть людей использования ископаемых топлив.

Другим критикуемым аспектом Парижского соглашения является недостаточное внимание к вопросу ископаемых топлив. Джеймс Хансен прямо говорит, что до тех пор, пока ископаемые топлива будут самыми дешевыми, их будут продолжать жечь. Профессор американского Pace University Крис Уильямс в интервью The Real News указал на то, что в тексте Парижского соглашения ископаемые топлива не упомянуты никаким образом. Профессор Уильямс также замечает, что пересмотр обязательств сторон каждые пять лет создает предпосылки к пересмотру принципиальной цифры 2 °C в худшую сторону, что может лишний раз дискредитировать соглашение. Специалист предлагает отозвать все инвестиции в стимулирование добычи полезных ископаемых, по оценкам МВФ составляющие несколько триллионов долларов, и перенаправить их в развивающиеся страны, чтобы обеспечить насколько это возможно быстрый переход к альтернативным источникам энергии.

Семинар ИМЭМО “Климат и энергетика”

Парижское соглашение стало предметом оживленной дискуссии в научном сообществе. Так 11 февраля 2016 года в Институте Мировой Экономики и Международных Отношений (ИМЭМО) в рамках форума «Нефтегазовый диалог» состоялся семинар «Климат и энергетика» российские специалисты прокомментировали и высказали свои оценки этого соглашения.

Руководитель программы “Климат и энергетика” Всемирного фонда дикой природы России А.О. Кокорин заметил, что несмотря на то, что соглашение слабее требований экологов и наиболее уязвимых к последствиям изменениям климата стран, оно гораздо лучше бездействия. Он заметил, что соглашение приведет к паузе в быстром росте выбросов в следующие 10-15 лет, однако при этом наиболее уязвимым развивающимся странам будет необходимо оказать массированную финансовую помощью. А.О. Кокорин также подчеркнул, что развитые страны сами определяют получателей финансовой климатической помощи, поскольку “Климат и выбросы парниковых газов настолько широкое понятие, что почти любой проект можно назвать климатическим”. В отношения возможного эффекта Парижского соглашения на Россию специалист прежде всего заметил, что в этих условиях планы экспорта угля из России в Юго-Восточную Азию практически невыполнимы ввиду отсутствия спроса.

Ведущий научный сотрудник ИМЭМО Н.Г. Рогожина подчеркнула принципиальность достижения соглашения с Индией и Китаем, отметив при этом, что решения этих стран поддержать меры экологического регулирования в значительной степени продиктованы экономическими соображениями. Так специалист заметила, что собственные запасы Индии смогут удовлетворять энергетические потребности национальной экономики до 2046 года, а собственные запасы нефти – до 2016, поэтому во избежание появления зависимости от иностранного сырья этой стране необходимо расширять использование альтернативных источников энергии. Вместе с тем многие развивающиеся страны в ближайшие годы по-прежнему будут полагаться на ископаемые топлива, что обусловило их жесткую позицию против введения жестких мер регулирования выбросов парниковых газов.

Руководитель Центра экологии и развития Института Европы РАН С.А. Рогинко отметил, что Парижское соглашение построено на системе двух треков. Эта система подразумевает абсолютные снижения выбросов парниковых газов со стороны развитых стран и относительные снижения выбросов  со стороны развивающихся. Специалист оценил принятие системы двух треков как “полную капитуляцию США, на протяжении последних двадцати лет пытавшихся вовлечь развивающиеся страны в систему абсолютных ограничений”. С.А. Рогинко также подчеркнул, что вплоть до последнего дня переговоров соглашение включало пункт о достижения пика выбросов развивающихся стран к 2030 году, однако в итоговый текст эта статья не вошла ввиду жесткой позиции Китая и Индии. “В результате развивающимся странам предоставлен карт-бланш на дальнейшее наращивание выбросов”.

Парижское соглашение и добыча полезных ископаемых

Заложенная парижским соглашением целевая политика сдерживания глобального потепления может привести к существенному сокращению использования ископаемых ресурсов. Главный научный сотрудник ИНП РАН Ю.В. Синяк в рамках статьи “Экономическая оценка потенциала мировых запасов нефти и газа” (1.3 Mb) приводит расчеты ожидаемых выбросов при использовании ископаемых топлив. Согласно его расчетам для достижения цели в ограничение роста средней температуры планеты величиной 2 °C к 2050 году в период 2015-2050 годов совокупные выбросы CO2 не должны превысить 1000 млрд. тонн, из которых 670 млрд. тонн при сложившемся сегодня технологическом укладе придется на ископаемые топлива. Совокупные же запасы ископаемых топлив, находящиеся в недрах, эквивалентны более чем 6200 млрд. тонн выбросов CO2. На основании этих оценок специалист делает вывод, что, скорее всего, порядка 85-90% запасов ископаемых топлив могут остаться невостребованными ввиду сдерживания изменений климата. Он считает, что страны-добытчики постараются в кратчайшие сроки добыть и продать относительно дешевые запасы углеводородов, чтобы успеть реализовать товар в условиях наличия спроса.

В контексте сделанных выводов Ю.В. Синяк указывает на необходимость пересмотра долгосрочной энергетической стратегии, в том числе и российской. В частности, специалист предполагает, что разработка запасов сланцевых нефти и газа, а также шельфовых арктических месторождений, может оказаться неэффективной ввиду невостребованности этого топлива. Об этом пора задуматься уже сейчас.