История обсуждений в России планов освоения Амура

На фоне участившихся сообщений об экологических проблемах в бассейне Амура (хроническое загрязнение, хищническое отношение к природе, учащение катастрофических паводков) возникает желание узнать о позитивных переменах в отношении человека к природе Приамурья. Инициаторами таких перемен традиционно выступают экологи: год за годом, очень медленно - они трансформируют мировоззрение чиновников и промышленников, ведущих дела по обе стороны российско-китайской границы в этом обширном природном регионе.

Процесс изменения сознания хозяйственников и управленцев (от покорения природы к её сохранению) начался в середине двадцатого века в СССР (когда экологических организаций в современном понимании ещё не было), и год за годом набирал обороты, подгоняемый неуклонно растущей открытостью знаний. Сегодня, когда произошла смена информационного состояния общества, и любые сведения стали доступны, уже можно подвести некоторые итоги многочисленных диалогов между хозяйственниками всех калибров и защитниками природы. Настало время обменяться опытом взаимодействия экологов с промышленниками и наметить ориентиры на ближайшее будущее, чтобы помочь и тем и другим как можно успешнее достигать согласия в сложном компромиссе между экономическим производством и заботой о природе.

Начать следует с хронологии событий увязывающей изменения в природе (включая паводковые и экологические катастрофы), политические процессы и, главное, взаимодействия экологов и гидростроителей по обе стороны российско-китайской границы, начиная с первых поселений казаков и заканчивая (пока) 2009 годом. События последних лет, в т.ч. посуточную хронологию Амурского потопа 2013 года мы подготовим и разместим на портале чуть позже.

К целенаправленным исследованиям природы Приамурья приступили только в начале ХХ века, в связи с необходимостью освоения его природных ресурсов. Первый Генеральный план электрификации Дальневосточного края был разработан в 1931 году. Тогда же в бассейне Амура начались гидрологические изыскания под руководством "Гидроэнергопроекта", и главной целью этих изысканий была борьба с наводнениями. В первой схеме гидроэнергетического использования Зеи предусматривалось строительство регулирующих плотин (совмещённых с электростанциями) на средней Зее и Селемдже. В 1947-1954 гг. участниками комплексной экспедиции Совета по изучению производительных сил (СОПС) Академии наук СССР были выявлены основные причины и последствия высоких паводков в бассейне р. Зея, порождающих наводнения и в среднем течении Амура. Следом (в 1954-1958 годах) Ленгидроэнергопроект подготовил уже "Схему комплексного гидроэнергетического использования рек Зеи и Селемджи". В постановлении технико-экономической экспертизы Госплана СССР по данной схеме одобрен и способ будущей борьбы с наводнениями - путём многолетнего регулирования стока водохранилищами.

Тем временем освоение края шло и на китайской стороне Амура. Там большинство преобразований речных систем было подчинено более широкому комплексу задач: водообеспечение, рыбоводство, мелиорация, навигация, наводнения. Исследования гидроэнергетического потенциала бассейна в КНР началось с 1930х годов. Первая крупная ГЭС бассейна - плотина Фенмань - была построена в 1940 году. А в начале 50-х КНР обратилась к СССР с просьбой об оказании помощи в ускорении развития северо-востока страны. Результаты последовавшей совместной Советско-Китайской экспедиции легли в основу Соглашения по развитию производительных сил Амура и совместного использования его богатств (1956 год).

Это соглашение положило начало крупномасштабным гидротехническим проектам в бассейне р. Амур. Оно вызвало новый всплеск интереса проектировщиков к ГЭС на Амуре. С 1956 по 1960 годы силами советских и китайских ученых выполнялись специализированные исследования водных ресурсов пограничных участков рек Аргунь и верхнего течения р. Амур на всю ширину с охватом и правобережья. Был собран богатейший фактический материал, который позволил получить много интересных результатов, актуальных и в наше время. В ходе работы была создана и первая совместная Схема комплексного использования верхнего течения р. Амур (СКИВР -Отчет / Главэнергопроект, Гидроэнергопроект Ленингр. отд.: Инв. № 852–1. Л., 1959. Т. 1. 535 с.). В соответствии с этой Схемой защита территории от наводнений должна осуществляться посредством регулирования стока за счет создания в основном русле Амура каскада ГЭС: Амазарской, Джалиндинской, Кузнецовской, Сухотинской, Благовещенской, Хинганской. Выбор во многом был продиктован намерением получить дешёвую гидроэнергию. До реализации данного проекта дело так и не дошло по причине здравого смысла, помноженного на межгосударственные разногласия.

Природоохранные документы начального периода.

Природоохранные документы начального периода

Верхом успешности действий экологическое сообщество в России (а ранее в СССР) традиционно считало принятый властями документ. Ниже приведен перечень некоторых достижений на этом фронте взаимодействия экологов (пусть даже такого слова в 50-тые годы прошлого века в СССР не было) с властью, которая выполняла функции бизнеса и до, и после возвращения в Россию капитализма.

  • 1952 - водоохранная зона на Гилюе (а ведь тогда не было даже словосочетания «Водная доктрина», хотя самой доктрины нет и до сих пор).
  • 1979 - водоохранные полосы вдоль Зейского водохранилища
  • 1991 - Закон об Охране окружающей среды
  • 1994 - положение об ОВОС (оценке воздействия на окружающую среду)
  • 1992-1994 – заключено (1992) бассейновое Соглашение о совместном рациональном использовании, охране и восстановлении водных ресурсов трансграничных рек бассейна Амура между администрациями субъектов Российской Федерации Амурского бассейна и Правительством Российской Федерации на 1993-94 гг. с последующим пролонгированием.
  • 1995 - принят закон об экологической экспертизе.

Из приведенного перечня видно, что в уже далёкие времена гидростроители по-своему заботились о природе. В частности, в 1979 году постановлением Совета Министров СССР были выделены водоохранные полосы вдоль берегов Зейского водохранилища, хотя сегодня эта мера мало кому покажется достаточной. Можно даже предположить, что это решение было продиктовано желанием сохранить чистоту воды не для её обитателей, а для дальнейшего использования в хозяйстве. Однако инициатива сохранить воду чистой была проявлена, и проявлена не на стадии ликвидации последствий, а на стадии сооружения объекта. В те годы, когда труды гидропроектировщиков и гидростроителей только начинались, о системном конфликте с гидростроителями нечего было и говорить. Первая генерация в регионе - самая желанная: негативные экологические последствия ещё не наступили в полную силу, города и посёлки рады проведённому электричеству, и голос пострадавших от затопления закономерно теряется среди общего восторга.

Возможно, именно поэтому в СКИВР 1956-86 так и не нашлось места для раздела об охране окружающей среды. Тем не менее, уже тогда зародился многолетний процесс критики разработанной Схемы. Как результат такого критического противодействия можно рассматривать тот факт, что из более чем двадцати запланированных в Схеме водохранилищ сегодня создано только два – Зейское и Бурейское.

После распада СССР, произошедшего на фоне активизации экологического сознания, вопросу охраны природы стали чаще уделять место на страницах специальных законов и постановлений. В 1991 году принят закон "Об охране окружающей среды", в 1994 - положение об ОВОС, а в 1995 - закон "Об экологической экспертизе". Эти документы стали мощным подспорьем для экологических организаций, борцы с хищническим отношением промышленников к природе получили и трибуны в СМИ и средства для своей деятельности из международных фондов. Подъем экологического сознания и популярность экологической (и околоэкологической) риторики озаботили и гидростроителей. Постепенно влиятельные холдинги и корпорации начали осваивать разные формы взаимодействия с экологами. Именно на Амуре гидроэнергетики проявили инициативу и организовали социальный и экологический мониторинг последствий гидросторительства и нашли средства на многолетнее финансирование этих исследований. В представленной на нашем портале монографии «Гидроэкологический мониторинг зоны влияния Зейского гидроузла» опубликованы результаты исследований, проводившихся с 1986 г. в рамках комплексного социально-экологического мониторинга сообществ организмов разных трофических уровней в водных экосистемах бассейна реки Зея и Зейского водохранилища. В Сводном отчете по результатам социально-экологического мониторинга зоны влияния Бурейского гидроузла за 2003-2008 годы даны выводы о влиянии гидроузла на социальную обстановку в регионе, ландшафты, флору, фауну и гидрохимическую и гидробиологическую обстановку. В монографии «Социально-экономический мониторинг зоны влияния Бурейского гидроузла» Заусаев В.К., Халиуллина З.А., Горяинов В.А., Сиротский С.Е., Горбунов Н.М. – Хабаровск: ИВЭП ДВО РАН, 2009 подробно описаны изменения условий проживания населения Буреинского и Верхнебуреинского районов в связи со строительством Буреинской ГЭС.

После строительства Зейской ГЭС сооружение следующих гидрообъектов затянулось из-за кризиса, сопутствовавшего развалу СССР. Бурейская ГЭС, начатая в 1978 году, больше 20 лет дожидалась, пока Россия оправится от шока 1990-х. У экологов было много лет для наблюдения и обдумывания наступивших последствий гидростроительства на Амуре. И следующие гидропроекты встречали уже меньше одобрения, потому что с годами природа всё настойчивее предъявляла к уплате свои счета.

Некоторые последствия создания водохранилищ в бассейне Амура.

Некоторые последствия создания водохранилищ в бассейне Амура

Промысловый лов на Бурее прекратился в 1969 году. При создании Зейского водохранилища его окрестности покинули 10 видов млекопитающих, нелегко живётся и оставшимся - за 20 лет в этом районе стало на порядок меньше косули и в 3-5 раз меньше лося.

За 10 лет с 1982 по 1992 годы объём землечерпательных работ в нижнем бьефе Зейской ГЭС увеличился в 20-25 раз.

Но не только окрестности водохранилищ ощущали на себе последствия развития гидроэнергетики – ведь Амур представляет собой одну большую систему, в которой чистая вода из одной реки разбавляет загрязнённую воду из другой реки.

Не подтвердилось мнение гидростроителей о позитивной роли плотин для водного транспорта. Конкретный пример деградации водного транспорта на зарегулированной плотинами Волге заставил экологов перепроверить это утверждение применительно к Амуру. Е. Егидарёв предложил оценить экономическую эффективность водного транспорта количеством дней навигационного периода, когда уровень воды не позволяет судам проходить участок реки. Оказалось, что до пуска Зейской ГЭС в эксплуатацию в среднем таких дней в году было 13.5, а после пуска – 109.5.

Начиная с 1986 года китайский «Сунляокомводхоз» и российские ПО «Совинтервод» и ОАО «Ленгидропроект» разрабатывают всё новые варианты «Схемы комплексного использования водных ресурсов пограничных участков рек Аргунь и Амур» (СКИВР). Экспертное заключение В.И. Готванского на данную схему (в её вариантах 1986-1993 годов) положено в основу книги «Бассейн Амура: осваивая — сохранить».

Экологи все более настойчиво, но не очень успешно, требовали соблюдения свежепринятых законов в отношении СКИОВР - второй редакции Схемы. Несмотря на букву "О" в названии, означающую "Охрану", СКИОВР, завершённая в 1993 и (с многочисленными оговорками и не полностью) утверждённая в 2000 году, так и не проходила государственную экологическую экспертизу. В силу этого обстоятельства (и не только его) взаимодействие разработчиков планов освоения и защитников природы по вопросам СКИВР-СКИОВР до 2000 года не получается назвать плодотворным или хотя бы двусторонним.

В начале 2000-х годов по заданию Федерального агентства водных ресурсов МПР РФ ЗАО «Совинтервод» взялось подготовить на основе СКИВР новый документ - «Схему комплексного использования и охраны водных ресурсов бассейна реки Амур» (СКИОВР). В данном документе в качестве основного снова предложен энергетический сценарий освоения бассейна, что вызвало критику экологов — их доводы изложены в книге С. А. Подольского, Е. А. Симонова, Ю. А Дармана «Куда течёт Амур?»

Вы можете ознакомиться с краткими изложениями этих книг и скачать их, если они Вас заинтересуют.

В ходе обсуждения тематическими сообществами по большим плотинам и энергоэффективности проблем сравнения выгод и ущерба от плотин ГЭС портал «Белая книга. Плотины и развитие» получил статью «Экспресс-анализ экологических последствий разных сценариев освоения гидроэнергетического потенциала речного бассейна (на примере верхней части бассейна Амура)» Авторы исследования (Егидарев Е.Г., Мартынов А.С, Симонов Е.А.) привели результаты сравнения экологических воздействий на российскую часть бассейна реки Амур существующих и проектируемых плотин по их интегральному воздействию на наземные и водные экосистемы в разных частях бассейна. Эти материалы иллюстрируют возможные подходы к стратегической экологической оценке последствий гидроэнергетического строительства.

Эта методическая разработка была «удостоена» непосредственного внимания энергетиков и доложена 25 ноября 2011 года на Научно-Техническом Совете в Энергетическом институте (ЭНИН) им. Кржижановского. В ходе достаточно редкого для российских реалий очного диалога, в котором участвовали авторы исследования (Евгений Симонов и Александр Мартынов) и специально приехавший на это заседание Директор по технической политике и развитию ОАО «РусГидро» Расим Хазиахметов, прошел профессиональный обмен мнениями. При всех различиях в позициях эксперты вели предметный диалог по проблеме оценки Будущего Амура. Сегодня (в момент написания этого обзора заканчивается 2013 год) уже идёт работа над "внучкой" СКИВР - СКИОВО, и надо стремиться тому, чтобы голоса разработчиков планов Использования и средств Охраны звучали гармонично и не превращались в какофонию не слышащих друг друга противников.

Дальнейшее развитие событий дало поучительный пример взаимодействия экологов и энергетиков. Общение экологов из Всемирного Фонда Дикой Природы (WWF) и специалистов группы компаний Эн+ началось летом 2012 года с публикации энергетиками своих планов по строительству электростанций в Сибири, в том числе ГЭС на Шилке - реке, дающей начало Амуру. Амур, напомним, рождается от слияния Шилки с Аргунью, которая к тому времени уже страдала в результате переброски из неё воды в Китай. Предложение “освоить” ещё и Шилку вызвало закономерное возмущение экологов, на которое Эн+ поспешила отреагировать. Обсуждение, начавшееся на конфликтной ноте, удалось перевести в конструктивное русло. Энергетики предложили экологам провести совместную экологическую (по упомянутой выше методике Егидарева, Мартынова, Симонова) и социально-экономическую оценку планов строительства, чтобы вместе отыскать наиболее эффективные сценарии развития.

Предложенная энергетиками финансовая оценка предлагала учитывать "социально-экономические последствия осуществления инвестиционного проекта для общества в целом, в том числе как непосредственные результаты и затраты проекта, так и "внешние": результаты и затраты в смежных секторах экономики, экологические, социальные и иные внеэкономические эффекты..." Ирония заключается в том, что в методике не объяснялось, как эти эффекты считать. По «умолчанию» принималась схема: если экологи не могут посчитать внешние эффекты, эти эффекты (экстерналии) принимаются равными нулю. В этом случае вся социально-экономическая эффективность сводится к произведенному ГЭС электричеству. По оценке вовлеченного в обсуждение этих предложений А.С. Мартынова (директора эколого-энергетического рейтингового агентства Интерфакс-ЭРА) в двух третях пунктов социально-экономической оценки была не методика, а очевидный волюнтаризм!

Социально экономические факторы, предложенные специалистами Эн+ для принятия решений по возможному освоению гидроэнергетического потенциала бассейна р. Амур

  1. Среднемноголетняя выработка электроэнергии
  2. Развитие водного транспорта как важнейший инфраструктурный фактор
  3. Защита территорий от подтоплений и наводнений
  4. Снижение уровня безработицы и появление новых высокооплачиваемых рабочих мест (как на строительстве ГЭС, так и вдоль речного пути)
  5. Увеличение налоговых отчислений в местный и региональный бюджеты
  6. Развитие социальной инфраструктуры: строительство современного благоустроенного жилья в районе создаваемого гидроузла, в том числе для людей, переселяемых с территорий, попадающих в зону влияния водохранилища
  7. Развитие строительной индустрии региона
  8. Улучшение условий энергоснабжения в регионе (в т.ч. снижение цены электроэнергии)
  9. Рост показателя ВРП региона на душу населения и рост располагаемого дохода
  10. Объем притока частных инвестиций в результате развития инфраструктуры
  11. Стоимость строительства на единицу выработки

Ход работы, причины длительных задержек в ходе обсуждения ТЗ (обсуждение технического задания затянулось до ноября 2012) и результаты по отдельным этапам будут разобраны в специальном обзоре, который уже находится в работе и будет завершен тогда, когда партнеры совместно или раздельно (что не исключено) представят полученные оценки. В момент подготовки настоящего описания совместный проект En+ и ВВФ еще не завершен, и стороны продолжают сотрудничество. Нельзя предрешать и результаты оценки, но какими бы ни были итоги этой работы, сам процесс конструктивного диалога достоин внимания и тиражирования.

В заключение можно сказать, что с переименованием "народного хозяйства" в "экономику", переходом с плана на рынок - изменилась и мотивация производственников и конкретно - гидроэнергетиков. В 90-е годы с принятием законов "Об охране окружающей среды", "О государственной экологической экспертизе" и положения об ОВОС экологи получили инструмент, с помощью которого рассчитывали реально участвовать в рассмотрении экологически опасных проектов. Это буква закона. Между строк угадывается и дух закона: вместо экологически неприемлемых проектов бизнес (государственный и частный) должен предлагать "приемлемые" - но этого, увы, не происходит.

Слепое ориентирование на максимизацию прибыли при минимизации издержек - это продолжение контрпродуктивных способов производства. С тех пор, как не стало "народного хозяйства", деятельность на благо российской “экономики” стала превращаться в продажу россиянам втридорога электричества, выработанного с большим ущербом для природы свободно текущей сверху вниз водой, находящейся, кстати, в государственной (читай общенародной) собственности. Естественно, новые экологичные технические решения стоят дороже старых, и их реализация (особенно поначалу) – экономически невыгодна. Но, несмотря на эту невыгодность, именно внедрение современных экологичных технологий представляется правильным выходом из трудных споров гидроэнергетиков и экологов. Если старый (пусть и дешёвый) проект в очередной раз не прошёл экологическую экспертизу, и не поддержан общественным мнением, значит, пора предложить по-настоящему новый (пусть и более дорогой) проект.

Ваши дополнения, комментарии, ссылки, публикации или неопубликованные материалы об истории обсуждений планов гидростроительства в Амурском бассейне можно прислать на адрес whitebook@solex-un.ru или прямо сейчас через режим «Пишите нам» (колонка справа).